Британские лорды сделали перспективу распада Королевства неизбежной

Мар - 20
2019

Британские лорды сделали перспективу распада Королевства неизбежной

Следует констатировать, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии столкнулось с крупнейшей геополитической проблемой за всю историю своего существования. На протяжении трех веков монархии удавалось достаточно успешно извлекать прямую экономическую и политическую выгоду из тонкого баланса между всех составляющих континентальной Европы, сохраняя при этом репутацию безусловного лидера. Может быть не всегда самого богатого или промышленно-развитого, однако, безусловно, всегда самого ушлого, способного найти оптимальный для себя выход из любого, даже крайне плохого, расклада.

23 июня 2016 года при голосовании за Брексит легендарные "тонкое политическое чутье и феноменальная прозорливость" британцам отказали. Нация приняла решение, фактически загнавшее ее в фатальную ловушку.

Виной всему оказалось непомерное самолюбие, тесно сплетенное со столь же огромным самомнение, явно утратившим всякую адекватность. Полагая себя и свою страну по-прежнему безграничной сверхценностью, они посчитали Британию настолько нужной прочим 27 государствам Евросоюза, что те безропотно примут любые ее политические выкрутасы. Более того, испугаются шантажа и с готовностью еще больше расширят ее преференции при столь же решительном сокращении ее обязательств.

Но ставка внезапно не сыграла, тем самым вызвав последовательность практически автоматических событий, не столько возглавляемых Лондоном, сколько волочащих его за собой. Тут то и выяснилось, что в ключевом для себя выражении — плыть нельзя тонуть — они и сами не знают, где следует ставить запятую.

Кроме того, происходящее более чем наглядно показывает, что бывает, когда к штурвалу на капитанском мостике государства оказывается "поколение снежинок", полностью утратившее всякую связь с объективной реальностью.

На протяжении последних двух с половиной лет британская правящая элита металась в поисках хоть сколько-нибудь приемлемого выхода. И надо признать, Тереза Мэй тут совершила практически чудо. Даже с учетом последних "поправок" ее текст соглашения с Европой является шедевром политико-экономического компромисса.

Он, конечно, не лишен недостатков. Да что там говорить, "план А" объективно вообще плох. Страна теряет статус мирового финансового центра. Обостряются многие, как ранее казалось, уже практически забытые внутриевропейские конфликты, например, с Францией за зоны рыболовства или с Испанией за Гибралтар. Плюс к тому в последние дни стали всплывать и другие, еще вчера неочевидные проблемы. Взять хотя бы проблему с транспортными поддонами, способную на длительное время полностью остановить всю британскую торговлю с Европой.

Но даже в существующем виде развод "по соглашению" для Лондона гораздо менее травматичен по сравнению с альтернативой — разрывом без договоренностей вообще. Премьер-министр сделала все, чтобы максимально сохранить главные экономические столпы Великобритании: управление европейскими (а через них и львиной долей мировых) финансовыми потоками; золотой фиксинг (точнее законодательство моды в сфере торговли ресурсами, например, Лондонскую биржу металлов — крупнейшего мирового центра торговли сырьем); а также особый статус торгового партнерства.

Однако все разбилось на трех рифах: на "ирландском предохранителе", британском чванстве про абсолютную независимость и предстоящих в мае 2019 года выборах в Европарламент.

Лондон не может позволить себе отпустить Северную Ирландию, за сохранение которой в составе "короны" он в прямом смысле слова воевал с августа 1969 по сентябрь 1998 года. Добившись победы буквально хитростью только благодаря фактическому отсутствию внутренних границ между членами ЕС, тем самым, позволяя североирландцам думать, что пусть у них и британские паспорта, по факту они с независимой Республикой Ирландия уже практически полностью объединились. Brexit границу и таможню вернет, неизбежно возродив к жизни и местный сепаратизм. Первые взрывы там уже прогремели.

Дело осложняется тем, что полвека назад британцы воевать за целостность государственных границ готовы были, тогда как сегодня их готовность проливать собственную кровь в Северной Ирландии кардинально уменьшилось. Но и соглашаться на уход Ольстера чревато немедленным обострением центробежных процессов как минимум в Шотландии, а то и в Уэльсе. То есть Королевство оказалось перед перспективой перестать быть не только объединенным, но даже великим, откатившись к границам Англии в их очертании до 1707 года. 

Масштабы экономического краха в этом случае крайне сложно переоценить. Из 2,8 трлн долларов номинального ВВП по итогам 2018 года у "независимой Англии" останется хорошо если 0,8 трлн, а скорее всего меньше. То есть страна с пятого места мирового табеля о рангах за считанные годы скатится до уровня Турции (19-е место, 0,713 трлн) или, что также нельзя исключать, даже Польши (23-е место, 0,549 трлн). Ниже "из цивилизованных стран" только Норвегия (28-е место, 0,441 трлн) или вовсе Иран (30-е место, 0,430 трлн) с Нигерией (31-е место, 0,397 трлн).

Совершенно предсказуемо подобная перспектива весьма негативно оценивается британской правящей элитой, по-прежнему полагающей себя повелителями мира и гражданами величайшей монархии, буквально вертящей планетой по собственной прихоти.

О каком таком "плане А" вообще можно говорить, если по нему Соединенное Королевство оказывается выброшенным за борт Евросоюза, но при этом останется обязанным подчиняться множеству его норм и правил? А преференции где?

В чем тогда станет заключаться традиционная британская политическая и экономическая независимость? Это что же, вместо потомственных лордов и представителей британских общин страной станут управлять всякие там не пойми кто из Европарламента? Да не бывать такому.  Брекситу быть и точка!

В свою очередь европейцы тоже не горят желанием затягивать с разводом, так как вопрос самым непосредственным образом упирается в перспективы назначенных на май 2019 года выборов в Европарламент. За истекшие два года все ведущие политические силы Континента давно переделили общее политическое пространство и успели в значительной степени не только придумать, но и реализовать "победные стратегии". В особенности это касается набирающих силу национальных консервативных движений, выступающих за пересмотр баланса разделения властных полномочий в пользу национальных правительств.

В то же время Париж с Берлином запустили собственный проект коренной модернизации Общей Европы на основе идеи "двух скоростей" и продвинулись в нем, подписав в январе 2019 года Ахенский договор. Фактически две страны согласились сформировать наднациональные общие органы власти, как в политической, так и финансовой областях.

Это еще не новое единое государство, но огромный шаг к нему, а самое главное — тем самым формируется базовое ядро, вокруг которого предполагается вести полную пересборку Евросоюза на кардинально новых условиях. Подготовительная работа по "правильному форматированию" следующего состава Европарламента также идет полным ходом. Кроме того, принято решение о формировании совместного франко-германского парламента для обеспечения законодательной поддержки новой сборки Евросоюза.

Если процедуру развода "отменить", то Британия в майских выборах принимать участие должна, и она по целому (и весьма длинному) ряду причин выступает против всех упомянутых выше складывающихся тенденций. Ее сэры и пэры желают все сохранить, как было до Brexi", но с дополнительным расширением персональных преференций для Королевства. То есть в общую казну платить сильно меньше, а получать из нее много больше, плюс к тому еще и сократить количество общеевропейских обязательств.

В результате британцы парадоксальным образом оказываются поперек интересов практически всех остальных 27 членов Евросоюза, включая Польшу, особый гонор которой они же сами, вместе с американцами, на протяжении десятилетия и вскармливали. Поэтому не удивительно, что, при всех мелких компромиссах и оговорках, Континент достаточно дружно занимает позицию "умерла так умерла, вы как хотите, а похороны завтра".

На этом ярком и неоднозначном фоне развивались все события последних трех месяцев.

Формально премьер-министр уже имеет полный карт-бланш на Brexit от Ее Величества, тем самым полностью освобождающий Терезу Мэй от необходимости что-либо утверждать в парламенте. По сути, это делает законодателей Острова пусть и очень шумными, но всего лишь зрителями и пассажирами идущего на рифы корабля. Однако Брюссель согласился с итоговой версией ее "плана" (включающего все последние дополнения) только при обязательном условии его принятия британской нацией.

Континент справедливо опасается слишком высокого риска, что потом, после "дня Д", недовольные "пассажиры" начнут его прямо саботировать, тем самым создавая угрозу коллапса всей общей европейской экономики. Таким образом, Мэй оказалась вынуждена пойти на процедуру голосования по "плану А" в британском Парламенте. И тут нация себя проявила буквально во всем блеске и величии полной политической неадекватности.

Идею выхода "без сделки" парламентарии решительно зарубили на корню (301 голос "за", 318 — "против"). Но и представленные премьер-министром вариант соглашения они завалили тоже. Хотя Мэй буквально до хрипоты пыталась убедить "народных представителей" в отсутствии любых других адекватных вариантов. Тем не менее, они (317 голосов "за" и 301 — "против") "решили" Северную Ирландию "никуда не отпускать".

Но так как внятного изложения идеи "как это сделать" никто сформулировать так и не смог, было решено заменить в документе формулировку о "бэкстопе" на поистине чудесное определение "альтернативные меры, чтобы избежать жесткой границы". Сэры с пэрами отчего-то решили, что такая игра словами проблему "ирландского предохранителя" сама собой чудесным образом решит.

По логике вещей два упомянутых выше голосования выводили положение к вопросу — так может вообще отказаться от развода? Например, путем организации еще одного народного референдума и сохранения в нынешнем виде постоянного таможенного союза с ЕС. Однако 296 голосами "за" и 327 — "против" парламентарии завалили и его.

Тут следует отметить, что технически ЕС был готов рассмотреть вариант сдвига "крайней даты" с 29 марта на 31 декабря текущего года, чтобы дать Соединенному Королевству возможность "еще раз заслушать итоговое мнение народа". Но только при условии получения четкого ответа на вопрос — что и как Британия в этот период собирается делать, — и получения твердой гарантии, что отсрочка не окажется потрачена зря также, как два предыдущих года. Дать их британцы отказались тоже. Никаких полумер. Никаких новых референдумов. Только развод!

Впрочем, среди британских депутатов нашлись и вовсе уж откровенные "снежинки", поставившие на голосование идею бессрочной приостановки действия статьи 50, на основании которой вся процедура Brexit фактически запущена. Эдакая попытка получить "ни мира, ни войны". То есть Британия все равно уходит, но как и когда — она решать будет сама так долго, как она же посчитает нужным. Остальная Европа должна будет безропотно ожидать "ровно столько, сколько потребуется". Но и тут "за" оказался 301 голос и 321 — "против". Хотя было бы крайне интересно посмотреть, как Британия смогла бы заставить остальные 27 стран "тихо стоять в прихожей" в случае "положительного решения сэров".

Была еще попытка премьера поставить на голосование резервный "план Б", как оказалось, тоже заранее подготовленный на случае, если первый вариант не пройдет. Но и тут парламентарии возмутились тем фактом, что он слишком незначительно отличается от "плана А", а значит, тоже решительно не годится.

Как всю это вакханалию сюрреализма можно воспринимать всерьез — решительно непонятно. Зато стали окончательно ясны причины, в конечном счете, приведшие Великобританию в ее нынешнее положение. Правящая элита страны политически окончательно выродилась, из лидеров нации превратившись в сборище истеричных инфантилов, в принципе неспособных воспринимать ничего кроме собственного эгоизма. Они действительно думают, что вся остальная Европа и протекающие в мире глобальные геополитические процессы остановятся в безропотном ожидании, когда же Британия наконец соизволит с чем либо конкретным окончательно определиться.

В общем, интрига затягивается. До роковой даты остаются последние две недели. Спасти Британию уже способно только чудо, но вот захочет ли оно — большой вопрос. Скорее всего, очень вряд ли. А значит есть все основания ожидать следующей серии — государственного распада Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии. Он обещает быть весьма увлекательным.

Источник: iarex.ru

Добавить комментарий