Предлагая новые запреты в интернете, сенаторы и депутаты ухудшают положение власти

Дек - 14
2018

Предлагая новые запреты в интернете, сенаторы и депутаты ухудшают положение власти

Ключевым автором новых запретительных инициатив стал Андрей Клишас — глава "Либеральной платформы" Единой РоссииВладимир Федоренко / РИА Новости

Несколько лет назад, еще будучи парламентским корреспондентом, я наблюдала за странной попыткой запретить ругаться матом в интернете. Тогда на круглом столе в Госдуме представители интернет-сообщества, давясь от смеха, пытались объяснить депутатам и сенаторам, что интернет — это пространство, не сравнимое по масштабам даже с крупным мегаполисом, и что сделать его по умолчанию «детским» просто технически невозможно.

Похоже, с тех пор законодатели не слишком продвинулись в понимании интернета. Вчера, в День Конституции, сенаторы Андрей Клишас и Людмила Бокова, а также депутат Госдумы Дмитрий Вяткин внесли новые законопроекты, ограничивающие свободу в Сети. В частности, они предлагают наказывать (штрафом или арестом) по статье «Мелкое хулиганство» тех, кто проявляет в Сети «неуважение» к обществу и государству.

Над новой инициативой тоже можно было бы посмеяться, однако состав авторов довольно серьезен: Вяткин часто становится автором запретительных законопроектов, а Клишас — это глава профильного комитета в Совете Федерации по законодательству и, как ни странно, еще и глава «Либеральной платформы» «Единой России». Источники, близкие к администрации президента, говорят, что инициатива согласована с одной из кремлевских башен и может быть принята, если ей не дать быстрый и резкий общественный отпор.

Чем плоха эта инициатива?

Процитирую тут высказывание политолога и члена Совета при президенте по правам человека Екатерины Шульман, которая говорит, что идеальная формула закона звучит как «Не влезай — убьет». То есть предельно конкретный запрет с предельно конкретными последствиями.

«Информация, выражающая в неприличной форме явное неуважение», за которую предлагают наказывать сенаторы, — это неконкретная расплывчатая формулировка, никак не определяемая иными законодательными актами. С какого момента форма перестает быть приличной? Что есть неуважение? Например, оценка работы Минфина или пенсионной реформы — это уже неуважение или еще оценочное суждение? Сводится ли неприличная форма только к матерным словам, или какого-нибудь министра еще можно будет назвать «подлецом»?

Являются ли, например, идеи движения НОД фактом проявления неуважения к Конституции РФ?Znak.com

Идем далее. Являются ли, к примеру, формулировки движения НОД, которое возглавляет единоросс и депутат Госдумы Евгений Федоров, о том, что Российская Конституция была написана американцами и ввела в России колониальную администрацию, проявлением неуважения? Или же такая форма выражения мнения остается приличной?

А вот, к примеру, называть представителей власти, в случае если у некоего интернет-пользователя сложилось о них запредельно негативное мнение, «жуликами и ворами» будет еще можно? Или это тоже «неприлично»? 

Кто будет давать заключение по поводу присутствия в высказывании в интернете «неуважения» и «неприличия»? Те же эксперты при МВД, что помогают добиваться обвинительных приговоров по статьям 282 и 148 УК РФ? 

Далее начинаются проблемы правоприменения. Уже говорилось о невозможности отрегулировать весь интернет сразу. Значит, данная статья будет использоваться для оказания точечного давления на особо не угодивших кому-то граждан, просто как репрессивный инструмент.

Эхо «Зимней вишни»

Вторая новелла, предлагаемая теми же авторами плюс Петром Толстым и Ириной Гусевой, выглядит не лучше.

Депутаты и сенаторы предлагают наказывать СМИ за «распространение заведомо недостоверной общественно значимой информации, распространяемой под видом достоверных сведений, которая создает угрозу жизни и здоровью граждан, массового нарушения общественного порядка, общественной безопасности, прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, наступления тяжких последствий».

Медиа предлагается штрафовать за это на сумму от 400 тыс. до 1 млн рублей с конфискацией «предмета административного правонарушения».

Скорее всего, причиной появления этого законопроекта стали события после пожара в Кемерове в торговом центре «Зимняя вишня», где погибли десятки человек, в основном — дети. Тогда неумение кемеровских властей разговаривать с людьми закончилось страшными последствиями, так как украинский пранкер начал рассылать в соцсетях сообщения о том, что власти скрывают масштаб трагедии и что погибших не десятки, а сотни. На следующий день на центральной площади Кемерова собрался огромный митинг.

Законопроект о недостоверной информации, вероятно, стал поздним ответом на трагедию в КемеровеZnak.com

Напомню, что причиной пожара, приведшего к гибели десятков маленьких и взрослых россиян, стал не украинский пранкер, а чудовищная российская коррупция. Кроме того, кемеровские медиа как раз вряд ли можно назвать свободными: особенности управления экс-губернатора Амана Тулеева известны. Информация пранкера поэтому и распространилась так быстро, что в Кемерове был недостаток профессиональной объективной информации от независимых СМИ, а чиновники там давно разучились общаться с населением. 

Интересно, что при обсуждении предлагаемой новеллы даже некоторые оппозиционно настроенные люди выражают радость. Они рассуждают так: привлечь к ответственности можно будет и кремлевские СМИ. Под предлагаемые ограничения, к примеру, очевидно подпадает знаменитый сюжет «Первого канала» о «распятом мальчике в Славянске». Известно, что этот сюжет спровоцировал отъезд ряда россиян на Донбасс, чтобы там воевать против тех, кто распял мальчика. Некоторые из этих людей погибли. В их гибели виновен сюжет «Первого канала»?

Один из авторов законопроекта Петр Толстой работает на «Первом канале», который уличали в распространении опасных fake news

Недавно разразился и скандал по поводу появления все на том же «Первом канале» сюжета о годовщине Майдана и его ужасных последствиях, где в главной роли был снят не гражданин Украины, пострадавший от украинской революции, а белорус, не имеющий к тем событиям никакого отношения. Будет ли нести «Первый канал» ответственность за возможную гибель тех, кто посмотрит недостоверный сюжет и уедет воевать на Донбасс?

Характерно, что один из авторов законопроекта, депутат от ЕР Петр Толстой, ведет общественно-политическое шоу именно на «Первом канале». Его решимость сурово покарать коллег, конечно, похвальна, однако пока видится излишним рвением.

Лучший способ борьбы с митингами — диалог с людьми

Как показывает практика, бороться с fake news практически невозможно. К примеру, не так давно бойфренд Евгении Чудновец в Facebook заявил, что его девушке Кремль платил за негативные посты о Навальном примерно 30 тыс. рублей в месяц, а на следующий день заявил, что пошутил в пылу ссоры. Как тут быть? Кого карать?

Есть много примеров, когда медиа распространяют самую, вроде бы, достоверную информацию от вполне официального источника, а потом выясняется, что или источник ошибся, или сайт/аккаунт источника был взломан. Кто в таком случае несет ответственность? СМИ (как предлагается в законопроекте)?

Бороться с митингами, подавляя СМИ, бессмысленно. Наоборот, людям нужно давать больше правдивой и объективной информацииZnak.com

Единственный эффективный способ борьбы с фейками — это добросовестная работа журналистов и хороший фактчекинг. Понятно, что пламя Парижа отчетливо напоминает депутатам и сенаторам митинг в Кемерове, однако лучший способ борьбы с митингами — это диалог с людьми, искоренение коррупции и предоставление самой четкой и оперативной информации от органов власти. Добавлю, что митинги и массовые беспорядки происходили и в куда менее свободных странах с точки зрения СМИ и соцсетей, чем Франция, — достаточно вспомнить «арабскую весну».

С ситуации, когда власть сталкивается с общим негативным трендом, соцопросы фиксируют ухудшение социального положения и социального самочувствия людей, когда в обществе растет напряжение по поводу неравенства, коррупции и так далее, предлагать новые запретительные инициативы — это фантастическое отсутствие политического чутья. И чутье отсутствует у представителей вроде бы, главной партии страны. Новые скандальные законопроекты ситуацию с рейтингами власти только ухудшат, а не заткнут рот недовольным. Инициатива с новыми запретами в соцсетях приведет лишь к увеличению количества молодежи на протестных митингах.

Что делать?

Что делать? Сопротивляться. Писать гневные письма, инициировать дискуссии, требовать от авторов отозвать свою инициативу. Как показывает практика последнего времени — от общественного резонанса по поводу запретов концертов рэперов до истории со смягчением статьи 282 УК РФ — добиваться точечных уступок от власти можно и нужно.

Потому что власть — это мы, российский народ, а не отдельные депутаты и сенаторы, считающие, что они придумали, как этот народ усмирить и успокоить.

Публикации рубрики «Мнение» выражают личную точку зрения их авторов.

Источник: znak.com

Добавить комментарий